Выступление заместителя председателя Межрегионального комитета против пыток Ольги Садовской на Конференции ОБСЕ в Варшаве

Событие | Пресс центр

02 октября 2009

Human Dimension Implementation Meeting,
Warsaw, 28 September 2009 — 9 October 2009

Side-event on Torture

Olga Sadovskaya

Vice-chairman of NGO “Committee Against Torture” (Russia)

Образование в области прав человека

На настоящий момент бытует мнение, что многочисленные нарушения прав человека в России в первую очередь вызваны низким уровнем образования среди представителей государства – в первую очередь среди сотрудников милиции, прокуратуры, следственного комитета, судов. Да, отчасти это причина нарушения прав человека – когда, не зная международных стандартов, представители государства их не реализуют на практике. В связи с этим пропагандируется тот факт, что стоит научить сотрудников милиции и прочих стандартам защиты прав человека, методам ненасильственного расследования, ситуация с правами человека в России изменится.

Но я могу с уверенность сказать, что это не так. Да, у нас очень слабое образование в области прав человека как в ВУЗах, так и специальных образовательных учреждениях, в России стандарты защиты прав человека не входят в программу повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов, но многочисленные нарушения прав человека являются не следствием низкого уровня образования лиц, их нарушающих. Даже если, к примеру, сотрудник милиции прекрасно осведомлен о правах человека и отлично владеет методами расследования, которые позволяют раскрыть дело без избиения свидетелей и подозреваемых, у него нет стимула это практиковать. Вернее, даже у него есть стимул забыть полученные знания и спустится на более низкую степень интеллектуального развития. Почему? Потому что его сосед по кабинету, который не блещет ни интеллектом, ни образованиям раскроет аналогичное преступление в разы быстрее, за сути выбив признательные показания из задержанного. При этом получит похвалу, повышение и все другие прочие бонусы, существующие в ведомственных структурах.

Получается, что у государственных служащих нет не только стимула изучать вопрос защиты прав человека, но и применять полученные знания на практике. Более того, это даже не выгодно и чревато претензиями со стороны начальства. Гораздо выгоднее не портить статистику раскрываемости и быстро выбивать показания, не задумываясь о сборе и анализе других доказательств.

Комитет против пыток, помимо работы по делам о пытках, также реализует образовательные программы по правам человека для студентов-юристов, сотрудников милиции, прокуратуры. При этом, имея достойный образовательный потенциал, мы постоянно сталкиваемся с огромными проблемами, пытаясь поделиться нашими знаниями с представителями государства. Если преподавать права человека студентам и сотрудникам милиции нам еще удается, то со стороны органов прокуратуры и следственного комитета мы, предлагая свои образовательные программы, мы встречаем яростное противодействие. После того, как вначале этого года нам удалось провести учебный семинар для отдела государственных обвинителей прокуратуры одной из областей, начальник данного отдела получил серьезные проблемы на службе. После этого он просто боится сотрудничать с нами в какой-либо области.

Это всего лишь пара примеров, когда не имея проблем с доступом к образованию в области прав человека, представители государства не могут или не хотят их не изучать не применять, потому что это явно осуждается со стороны вышестоящего начальства. Таким образом, пока в России не будет политической воли, поддерживающей изучение и, в первую очередь, использование знаний о правах человека на практике, никакие образовательные программы большой пользы не принесут. К этому собственно и сводится единственная рекомендация Комитета против пыток: призвать Российскую Федерацию провозгласить и на практике реализовывать необходимость и применимость знаний о правах человека среди представителей государства, поощрять использование этих знаний.

Российские неправительственные организации на данный момент уже обладают достаточным потенциалом, который позволяет проводить образовательные программы в довольно серьезном масштабе для представителей государства. Мы хотели бы призвать Российскую Федерацию обратиться этому потенциалу и привлекать НПО к разработке и проведению образовательных программ, поддерживая эти предложения и инициативы, а не противодействуя им.