ЗНАТЬ И СОБЛЮДАТЬ. Отчет члена ОНК по Оренбургской области Вячеслава Дюндина о работе комиссии СПЧ

Событие | Пресс центр

15 сентября 2015

Михаил Федотов, Игорь Каляпин, Андрей Бабушкин, фото: Вячеслава Дюндина

Три дня на прошедшей неделе в Оренбургской области работала комиссия Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ). Сугубо положительно, в целом, воспринимая этот визит, нахожу уместным дополнить уже опубликованные отчеты.
Поводом к инспектированию послужила неприглядная ситуация в региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Об этом изначально заявлял председатель Совета Михаил Федотов, возглавивший комиссию. Члены Совета Андрей Бабушкин и Игорь Каляпин даже подчеркивали, что ситуация – наихудшая в Приволжском федеральном округе. В таком изложении проблема выглядела как внутренний конфликт в ОНК, мешающий ей работать. Соответственно, можно было понять, что задача СПЧ, якобы, заключалась в примирении членов ОНК друг с другом. На самом деле всё гораздо сложнее.

Действительно, пятеро лояльных силовикам членов ОНК из девяти, игнорируя закон и мнение меньшинства, приняли регламент, запрещающий наблюдателям инспектировать места принудительного содержания без санкции председателя комиссии. Четверых членов ОНК, не согласных с этим регламентом, в течение года фсиновцы не допускают к контролю за изоляторами и колониями. Мотивация отказов была сначала одна – отсутствие разрешения от председателя комиссии. Но после определения областного суда, которым такая причина была признана незаконной, появилась уже и другая. Так, попытка пройти в Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ) 7 сентября 2015 года была отбита под предлогом того, что в учреждение не явился представитель УФМС по Оренбургской области. Стало понятно, что дело не в причине, а в упорном нежелании стать объектом контроля со стороны независимой общественности, в неуважении к правам человека и к закону. Поэтому само по себе приведение регламента ОНК к соответствию закону, увы, не устраняет риск противодействия со стороны руководства объектов общественного контроля.


(Источник фото: сайт СПЧ)

В Следственном изоляторе №3 Оренбурга я обратил внимание на броские плакаты. На государственном флаге России, выполненном из фанеры, начертано крупно «Соблюдение прав человека – неукоснительная обязанность сотрудника ФСИН». Я задал вопрос начальнику изолятора: «Какие мероприятия проводились в этом году по теме прав человека?». И получил ответ: «Проводилось совещание по вопросу обеспечения жильем сотрудников ФСИН». Больше он ничего не вспомнил. Другой офицер на мой вопрос знает ли он Европейскую конвенцию о защите прав человека, ответил утвердительно, но о чем третья статья Конвенции вспомнить не смог. Мне потом возразил начальник УФСИН Владимир Андреев, мол, невозможно помнить все Конвенции, ратифицированные Россией. Михаил Федотов добавил: важно не то, что сотрудник знает, а то – как соблюдает. Согласен во всем, за исключением одного. Статью 3 ЕКПЧ каждый сотрудник ФСИН способен и должен выучить: «Никто не должен подвергаться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Всего четырнадцать слов. Не зная их, как можно «неукоснительно соблюдать»? А конвоирование осужденных в позе «ласточки» – разве не унижает достоинство? Об этом говорил Бабушкин на итоговом заседании и, по меньшей мере, не встретил возражений от сотрудников ФСИН. Есть надежда, что это безобразие вскоре отменят.

В штате оренбургского УФСИН есть должность помощника начальника управления по соблюдению прав человека. С просторным кабинетом. И зарплата, наверное, неплохая. Но все мои попытки узнать, какую работу проводит занимающий эту должность Кирилл Чуряк, наталкивались на презрительные ответы из УФСИН, смысл которых можно выразить в трех словах – «не твое дело». А между тем, количество жалоб правозащитникам от осужденных на насилие со стороны сотрудников увеличилось за последние три года.

Дожидаясь окончания опроса осужденных в шестой колонии, мне довелось наблюдать, как овчарка, до того смирно сидевшая у ног сотрудника колонии, начинала рваться и бешено лаять, когда мимо проводили узника в позе ласточки. Отпустит поводок, и песик на клочки порвет человека в робе. Собака не знает о правах человека. Судя по всему, не только собаки, но и сотрудники так воспитаны.

Принимающая сторона изначально не планировала участие членов ОНК в работе комиссии Федотова. Но Михаил Александрович настоял, чтобы все посещения проходили с участием местных наблюдателей. Этого хотел и я, так как ожидал увидеть мастер класс для ОНК в исполнении легендарного Андрея Бабушкина. И мы увидели его в работе. Выражаясь театральным языком, это был трехдневный бенефис Бабушкина. Все три дня Андрей Владимирович был в центре событий. Мы имели возможность не только наблюдать со стороны, как он работает, но и оказать ему содействие, задавать вопросы заключенным, указывать недостатки должностным лицам. По поведению сопровождающих чиновников было заметно, что им дотошность Бабушкина не нравится.
Они спешили, намекали Андрею на время, на график, но вскоре поняли, что лучше этого не делать во избежание репутационных потерь. Бабушкин фотографировал недостатки, задавал узникам и сотрудникам УФСИН самые разные и неожиданные вопросы вперемешку с шутками, знакомился с документацией, успевая одной рукой делать записи в свой салатовый нетбук.

В шестой колонии, более известной как «Черный дельфин», комиссия работала пять часов и покинула колонию затемно. Мы обошли несколько камер с осужденными к пожизненному заточению, спустились в подвальное помещение, где расположены производственные цеха, провели прием осужденных в присутствии прокурора области и всех членов ОНК. Были выслушаны семеро сидельцев, включая Алексея Пичугина, который согласился прийти, откликнувшись на приглашение Бабушкина.

В ходе приема один из осужденных рассказал о факте избиения сотрудниками ФСИН в 2014 году. Он утверждал, что избиению подверглись все сидельцы камеры, а один из них в результате избиения скончался. Бабушкин немедленно провел опрос всех осужденных этого отряда, чем на полтора часа задержал отъезд в Оренбург.

Подведение итогов визита также проходило в Доме Правительства с участием членов ОНК. Михаил Федотов даже дал наблюдателям слово. Члены комиссии президентского Совета ненавязчиво дали понять всем, от кого зависит соблюдение прав человека в области, что отныне между СПЧ и ОНК есть незримая связь. Местные чиновники должны понять, что дальнейшее сохранение сложившегося положения недопустимо и надо изменить свое отношение к правам человека и к правам общественных наблюдателей. Поэтому реальный итог будет известен в ближайшее время, когда независимые от председателя члены ОНК сделают очередную попытку пройти в учреждение ФСИН с проверкой.

Вячеслав Дюндин, член ОНК по Оренбургской области