Краснодарская прокуратура вновь обязала возобновить уголовное дело о похищении и пытках

Событие | Пресс центр

12 февраля 2021

Сотрудники прокуратуры отменили одиннадцатое постановление следователя Следственного комитета о приостановлении уголовного дела о похищении и пытках жителя Краснодара Арама Гамбаряна. Напомним, Гамбарян утверждает, что 21 марта 2017 года вооруженные люди в масках с криками: «Работает ФСБ!» вытащили его из собственного автомобиля прямо в центре города, после чего вывезли в лес, где в течение шести часов пытали, требуя дать показания по делу о покушении на местного предпринимателя.

30 мая 2017 года в краснодарское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился Арам Гамбарян. Он сообщил, что 21 марта 2017 года около 10 часов утра на оживленной улице его автомобиль заблокировали седан и микроавтобус, откуда выскочили несколько вооруженных людей в масках и с криками: «Работает ФСБ!» вытащили его из собственной машины, надели наручники и закинули в микроавтобус.

— В микроавтобусе мне натянули на голову то ли вязаную шапку, то ли мешок и начали бить по всему телу. В ответ на мои вопросы, кто они и что им надо, эти люди отвечали, что они сотрудники ФСБ и московского уголовного розыска, — вспоминал Арам.

По словам Гамбаряна, примерно через пятьдесят минут его привезли в лес, где избиение продолжилось: «Меня кинули на спину и стали избивать ногами по всем частям тела, особенно целясь в область бедер и коленей, а также правого плеча. С меня стянули брюки и белье. На грудь мне сел человек и стал задавать вопросы. Он был тяжелым, и мне было очень трудно дышать под его весом. Кроме того, мне без перерыва лили воду на лицо, из-за чего я не мог говорить и задыхался».

Как рассказал Арам, его также били электрошокером в область половых органов, подмышек, под челюсть, по ногам, угрожали убийством — даже бросили в яму и начали присыпать землей, несколько раз подносили к виску пистолет и нажимали на спусковой крючок, позже — стреляли около уха. По его ощущениям, пытки продолжались около шести часов — все это время от него требовали дать показания по делу о покушении на местного предпринимателя.

Арам пояснил правозащитникам, что после пыток его доставили в Следственный комитет, где он был вынужден подписать протокол допроса с «нужными» объяснениями, которые согласился дать в лесу своим истязателям.

По словам Гамбаряна, ночь он провел в одном из краснодарских отделов полиции, а на следующий день Северский районный суд Краснодарского края признал его виновным в совершении административного правонарушения — якобы 22 марта Арам «находился в общественном месте в присутствии граждан, безадресно и беспричинно выражался грубой нецензурной бранью». Ему было назначено наказание в виде десяти суток административного ареста.

Административный арест Арам отбывал сначала в ИВС ОМВД Северского района, а потом его перевезли в спецприемник для административно арестованных Усть-Лабинского района. За это время Гамбаряну трижды вызывалась скорая помощь в связи с ухудшением самочувствия: по его словам, за все время нахождения под арестом он практически ничего не ел, не пил, его постоянно рвало, он чувствовал острую боль в животе.

25 марта медицинские работники диагностировали у Гамбаряна «закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, поясничной области и левого бедра».Эти повреждения были зафиксированы в журнале медицинских осмотров лиц, содержащихся в ИВС ОМВД Северского района.

1 апреля отец Арама забрал его из спецприемника в Усть-Лабинске и отвез домой в Краснодар. В тот же день Арам в тяжелом состоянии был доставлен бригадой скорой помощи в Краснодарскую краевую больницу № 1. При поступлении врачи диагностировали у Арама: «острую почечную недостаточность, острый интерстициальный (посттравматический) нефрит, осложненный острым повреждением почек 3 ст., сотрясение головного мозга легкой степени тяжести, множественные ушибы, ссадины туловища, массивные кровоизлияния нижних конечностей». Арам был помещен в отделение реанимации для проведения гемодиализа. 7 апреля на реанимобиле Арам был доставлен в одну из клиник Москвы для дальнейшего лечения. Из Москвы в Краснодар после лечения Арам вернулся только в декабре 2017 года.

Еще утром 22 марта жена Гамбаряна обратилась в полицию с заявлением об исчезновении мужа. Впоследствии это заявление было передано в следственный отдел по Карасунскому округу СУ СК РФ по Краснодарскому краю.

Позднее следователи разных отделов краевого следственного управления начали доследственные проверки и по иным обстоятельствам: по факту фальсификации материалов об административном правонарушении, якобы совершенном Гамбаряном, и по факту противоправных действий сотрудников полиции при его задержании.

В течение двенадцати месяцев следователи восемь раз отказывали в возбуждении уголовного дела по заявлению Гамбаряна о похищении и пытках. Следователи долгое время отдавали предпочтение версии сотрудников полиции, согласно которой утром 21 марта Арам был не похищен, а по поручению следователя Следственного комитета обнаружен и доставлен к нему для допроса в качестве свидетеля. В следственном отделе Гамбарян почему-то просидел до вечера, после чего был осмотрен с участием судебно-медицинского эксперта на предмет наличия телесных повреждений, которых не обнаружили. Потом следователь допросил Гамбаряна в качестве свидетеля и отпустил. Утром следующего дня Арам шел по улице, нарушая общественный порядок, и его задержали полицейские.

10 апреля 2018 года правозащитникам все-таки удалось добиться возбуждения уголовного дела по факту превышения должностных полномочий в отношении Арама Гамбаряна. Возбудивший это дело следователь по особо важным делам Владимир Сорокин установил, что Гамбарян был похищен на улице неустановленными сотрудниками правоохранительных органов и увезен в неизвестном направлении на автомобиле «Мерседес» с регистрационным номером С 523 КН 69.

Позднее для расследования этого преступления была создана следственная группа.

Однако спустя пять месяцев после возбуждения уголовного дела, 10 сентября 2018 года, руководитель следственной группы Артур Акопов его прекратил. Господин Акопов пришел к тому же выводу, что и его предшественники, ранее отказывавшиеся возбуждать уголовное дело — Гамбаряна никто не похищал, он просто был доставлен для допроса к следователю в качестве свидетеля.

С того времени следователи еще один раз незаконно прекращали уголовное дело и одиннадцать раз незаконно его приостанавливали. Последний раз это произошло 26 ноября 2020 года. Очередной следователь по делу Александр Черкасов посчитал, что все следственные действия, которые возможны при отсутствии обвиняемых, выполнены.

Юристы Комитета против пыток не согласились с этим решением следователя и обратились в прокуратуру с просьбой признать его незаконным и отменить.

Сегодня правозащитники получили уведомление от заместителя прокурора по Карасунскому округу Краснодара Эдуарда Черенкова о том, что решение следователя Черкасова о приостановлении расследования отменено 14 января этого года.

«По этому делу больше всего вопросов вызывает качество ведомственного контроля за расследованием дела со стороны руководства Следственного комитета, — отмечает Роман Веретенников, представляющий интересы потерпевшего Арама Гамбаряна. — Следователи, ведущие расследование, частично игнорируют письменные указания руководителя следственного управления на протяжении почти двух лет. Это, помимо прочего, привело к утере возможности получения некоторой информации, с помощью которой можно было бы установить лиц, причастных к похищению, в частности, детализацию телефонных соединений. До настоящего времени, то есть почти за четыре года, не допрошены некоторые свидетели. Надеемся, что прокуратура отреагирует на такую волокиту соответствующим представлением в адрес руководства Следственного комитета, а следователи и руководители следственного отдела будут привлечены к дисциплинарной ответственности».