Суд оценил в 50000 рублей восемь лет волокиты жалобы оренбуржца о пытках

Событие | Пресс центр

25 декабря 2020

Вчера, 24 декабря 2020 года, судья Оренбургского областного суда присудил оренбуржцу Юрию Зонтову пятьдесят тысяч рублей в качестве компенсации за нарушение разумного срока уголовного судопроизводства по его заявлению о пытках сотрудниками полиции в 2011 году. Расследование по этому заявлению длилось более восьми лет, однако следователи так и не установили лиц, причастных к пыткам. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать это решение областного суда в части размера присужденной компенсации.

Напомним, в сентябре 2011 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился Юрий Зонтов. Он сообщил правозащитникам, что 27 августа был доставлен в отдел полиции № 4 по городу Оренбургу, где, с его слов, его избивали, наносили удары резиновой дубинкой по ступням, душили целлофановым пакетом до потери сознания, заставляя признаться в совершении кражи золотой цепочки и телефона. Не выдержав пыток, Юрий подписал необходимое признание в совершении преступлений.

В травмпункте мужчина сообщил врачам, что его избили в полиции. Позже телесные повреждения были зафиксированы у него и при поступлении в ИВС и СИЗО: кровоподтеки на груди и обеих стопах, множественные ссадины на пояснице, в области левой скулы и в области обоих лучезапястных суставов.

30 сентября 2011 года по этому факту было подано сообщение о преступлении в следственный отдел по городу Оренбургу СУ СК РФ по Оренбургской области. Всего за время доследственной проверки было вынесено двадцать постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, девятнадцать из которых по инициативе правозащитников впоследствии отменялись как незаконные и необоснованные.

Исчерпав все возможные эффективные средства по восстановлению прав Юрия на национальном уровне, в апреле 2014 года правозащитники направили жалобу в Европейский суд по правам человека. Спустя год, в марте 2015-го, она была коммуницирована.

Примечательно, что после направления жалобы в Европейский суд Следственный комитет возбудил-таки уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий», однако уже на следующий день исполняющий обязанности районного прокурора Владимир Луговин отменил это решение, мотивировав тем, что телесные повреждения Зонтов получил в результате применения полицейскими приемов борьбы при задержании.

Все попытки правозащитников добиться отмены этого решения господина Луговина тогда не увенчались успехом.

2 мая 2017 года Европейский суд по правам человека вынес постановление по жалобе, поданной в интересах Юрия Зонтова. Страсбургские судьи единогласно установили нарушения статьи 3 Конвенции в негативном и процедурном аспектах: заявитель был подвергнут пыткам и по этому факту не было проведено эффективного расследования. В связи с этим Зонтову была присуждена компенсация морального вреда в размере 45 000 евро.

После того, как решение ЕСПЧ вступило в законную силу, юристы Комитета против пыток обратились к Председателю Верховного суда Российской Федерации с просьбой инициировать возобновление проверки по жалобе Юрия Зонтова на пытки.

23 мая 2018 года Верховный Суд России отменил решения оренбургских судов, признавших законным отказ в возбуждении уголовного дела, и постановил вновь начать проверку по жалобе Зонтова.

Получив постановление Верховного суда, юристы Комитета против пыток вновь обжаловали в Промышленный районный суд Оренбурга решение прокурорского работника Владимира Луговина четырехлетней давности, которым он отменил возбуждение уголовного дела о пытках.

В ходе рассмотрения этой жалобы выяснилось, что 2 августа 2018 года заместитель прокурора Оренбургской области Андрей Вязиков инициативно отменил решение Луговина, что позволило Следственному комитету возобновить работу по уголовному делу.

Несмотря на то, что дело было передано в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области, его расследование было проведено поверхностно и формально.

9 января 2020 года следователь Азамат Жамансариев в четвертый раз прекратил уголовное дело. В настоящее время это решение следователя обжалуется юристами Комитета против пыток.

В связи с тем, что многолетнее неэффективное расследование, установленное Европейским судом, неизбежно привело к нарушению разумного срока уголовного судопроизводства, 10 июля этого года юристы Комитета против пыток обратились в суд в интересах Зонтова с иском о компенсации.

15 июля Оренбургский областной суд отказал правозащитникам в рассмотрении этого иска, указав в своем решении, что раз следствие установило отсутствие состава преступления в действиях сотрудников полиции, то «Зонтов Ю.А. не обладает правом на предъявление административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок».

Не согласившись с выводами суда, юристы Комитета против пыток обратились в Четвертый апелляционный суд общей юрисдикции, расположенный в Нижнем Новгороде, который 29 сентября отменил решение Оренбургского областного суда и отправил дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Вчера судья Оренбургского областного суда Ирина Селютина частично удовлетворила исковые требования, присудив Юрию Зонтову в качестве компенсации за нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства пятьдесят тысяч рублей из заявленных трехсот сорока.

«Полагаем, что суд верно счел, что потерпевший Юрий Зонтов имеет право на компенсацию за нарушение разумного срока уголовного судопроизводства вне зависимости от формального основания прекращения уголовного дела. В каком-то смысле это знаковое решение, ведь до появления апелляционных судов общей юрисдикции Оренбургский областной суд уже неоднократно отказывал потерпевшим в реализации их права на компенсацию по абсолютно формальным основаниям, – комментирует юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Однако присужденную компенсацию за более чем восьмилетнюю волокиту мы считаем несоразмерно низкой и несправедливой, в связи с чем обратимся с жалобой в апелляционную инстанцию, где будем просить удовлетворения исковых требований в полном объеме».