Сестра погибшего в ИВС о том, как она добивалась справедливости

В связи с тем, что государство в лице прокуратуры и Минюста включило Комитет против пыток в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, что грозит нам ликвидацией, продолжаем напоминать, чем мы занимались все эти пятнадцать лет.

Нижегородский прокурор Олег Понасенко, правда, почему-то считает, что публикуя подобные истории, мы стремимся изменить государственную политику…

Эта история о том, как сестра Михаила Тимина, который умер в 2004 году в башкирском изоляторе, десять лет пыталась добиться справедливости.

Однако следователи прокуратуры, а потом работники Следственного комитета сделали все возможное, чтобы виновные в трагедии смогли уйти от ответственности: к 2014 году истек срок привлечения виновных к уголовной ответственности, возбужденное только спустя пять лет после смерти дело было прекращено, а в «копилке» правозащитников насчитывалось уже шестнадцать незаконных постановлений следственных органов.

27 ноября 2014 года, Европейский суд по правам человека вынес постановление, в котором указал, что Российская Федерация дважды нарушила положения статьи 2 Европейской конвенции («Право на жизнь»): не оказав Тимину надлежащую медицинскую помощь, что привело к его гибели, и не проведя адекватного расследования этого факта.