fbpx

Была ли журналистка Ирина Славина доведена до самоубийства давлением со стороны государства?

Событие | Пресс центр

02 октября 2021

Фото Ирина Славина

Комитет против пыток завершил общественное расследование акта самосожжения Ирины Славиной и намерен добиваться возбуждения уголовного дела. Правозащитники пришли к выводу, что журналистка долгое время подвергалась организованному давлению должностных лиц. Юристы Комитета подали обращение в адрес руководителя 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК и Уполномоченного по правам человека по Нижегородской области.

Ко дню памяти Ирины Славиной Комитет против пыток публикует показания её друга, православного священника, которого журналистка попросила помолиться за себя незадолго до смерти.

В октябре 2020 года Комитет против пыток начал общественное расследование по факту самосожжения журналистки Ирины Славиной. Правозащитники опросили друзей, коллег и родственников Славиной. Все они утверждали, что акт самосожжения вызван долгим организованным преследованием со стороны силовиков, а не психическим расстройством, о котором заявило следствие. Официальная посмертная экспертиза, указывающая на «расстройство личности», была опровергнута рецензией независимых экспертов-криминалистов в ходе расследования Комитета.

Собранная информация не позволяет говорить о доведении Ирины до самоубийства (отсутствует часть признаков, которые охватывает ст. 110 УК). Однако материалы указывают на возможное наличие в действиях должностных лиц ГУ МВД России по Нижегородской области и прокуратуры г. Н. Новгорода признаков преступлений, предусмотренных статьями 144, 285, 286 УК а это:

  • Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов
  • Злоупотребление должностными полномочиями
  • Превышение должностных полномочий

Также Комитет против пыток пришел к выводу, что проведенная следствием проверка была неэффективной. Следственные органы не дали никакой оценки обстоятельствам, указывающим на возможное наличие в действиях силовиков составов вышеперечисленных преступлений. По итогам личного приёма прокурор Нижегородской области заявил, что не выявил противоправных действий со стороны органов. Прокуратура Нижегородского района уведомила (документ в распоряжении Комитета) о том, что нарушений при обыске квартиры Ирины Славиной не установлено.

«Итоги общественного расследования не оставляют никаких сомнений в том, что давление на журналистку было неплохо организовано. Подготовка и утверждение рапортов и постановлений по публикациям Ирины Славиной были поставлены на поток. Очевидно, что без отмашки сверху этого бы не было. СМИ Славиной «KozaPress» было популярно в интернете, а ее яркие публикации поднимали слишком неудобные вопросы», — комментирует юрист Комитета против пыток Сергей Шунин.

С правозащитниками связался близкий друг Ирины, действующий православный священник, личность которого Комитет не раскрывает по его же просьбе. Ко дню памяти Ирины батюшка дал согласие на публикацию своих показаний:

«… мы познакомились по интернету в 2017 году, когда я узнал, что Ирине порезали колеса её машины. Я поддержал её морально… В дальнейшем я переписывался с Ириной по разным вопросам, иногда мы спорили... Если почитать ее ленту, то ее жизнь состояла из постоянных неприятностей, штрафов и «скорбей» — по-нашему, по церковному. У Ирины бывали резкие высказывания, но запредельного, неадекватного я не встречал. Сообщений от Ирины, свидетельствующих о крайнем эмоциональном возбуждении, я не получал».

По словам священника, в день обыска в ее квартире, он написал ей слова поддержки в Telegram. Её последним сообщением священнику накануне самоубийства были слова: «Помолитесь за меня».

«Я уточнил, крещена ли она, потому что ранее при общении она проявляла себя как атеистка, — рассказал батюшка. – Ирина ответила, что крещена. В день ее смерти я отправил ей фотографию мемориальной доски с именами священников, казненных советской властью. Я хотел поговорить с ней, сподвигнуть к причастию и напомнить, что бывают ситуации гораздо хуже, чем с ней. В ответ я ничего не получил, а еще через 40 минут я прочитал в соцсетях, что Ирина погибла».

Юристы Комитета намерены продолжить работу, чтобы добиться проведения эффективной проверки по ст. 144, 285, 286 УК РФ, что позволит установить факт нарушения ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на жизнь») в отношении Ирины Славиной.