ЕСПЧ присудил 26 тысяч евро жительнице Нижегородской области за неэффективное расследование смерти её мужа. Он умер в отделе полиции

Событие | Пресс центр

20 июня 2022

Жалоба подавалась в Европейский суд в 2015 году в интересах Елены Шапошниковой, а её муж Евгений скончался четырьмя годами ранее. 

В 2011 году после бытового конфликта Евгения Шапошникова забрали в отделение. На следующий день сотрудник полиции сообщил Елене, что ее муж умер от сердечного приступа в камере, при этом осмотреть труп ей не дали. Изначально следствие настаивало, что Шапошников скончался из-за травм, полученных от своего родственника в ходе семейного конфликта.  Как рассказала нашим юристам Елена, во время ссоры Евгению были нанесены два удара по лицу. Родственник провел десять месяцев в СИЗО, пока не было доказано, что причиной смерти не могли стать именно его удары. Экспертиза установила, что Шапошникову было причинено минимум 14 травм тела и лица, которые могли возникнуть от избиения кулаками.

Юристы КПП настаивали на необходимости проверить версию о том, что причиной смерти Шапошникова могли стать травмы, полученные в отделе полиции. Однако за три года уголовное дело в отношении сотрудников полиции по факту гибели мужчины так и не было возбуждено. Не добившись эффективного расследования, правозащитники обратились в Европейский суд, который спустя семь лет присудил Елене Шапошниковой компенсацию в 26 тысяч евро.

Мы уведомили Елену о решении ЕСПЧ и о присужденной компенсации, а также о том, что из-за новых изменений в российском законодательстве она не сможет ее получить, — комментирует юрист Команды против пыток Сергей Шунин. — Она не сразу поняла почему так, переспросив несколько раз «что же ей теперь делать»? В нашей практике это первое дело по которому решение Европейского суда вынесено после отказа российских властей их исполнять.

Отметим, что в 2015 году Нижегородский районный суд постановил выплатить женщине 50 000 рублей из заявленных трехсот тысяч компенсации морального вреда, причиненного неэффективным расследованием смерти ее мужа.