fbpx

Избитому в полицейской Газели нижегородцу запросили три года колонии по статье о применении насилия к сотруднику полиции

Событие | Пресс центр

23 сентября 2021

21 сентября в Нижегородском районном суде прокурор запросил три года колонии строгого режима для нижегородца Романа Гусева за применение насилия к сотруднику полиции. После конфликта в служебной «Газели» у потерпевшего полицейского образовался кровоподтек, а у Гусева зафиксировали множественные переломы лица и ребер, выбитые зубы и ухудшение зрения. Следственный комитет отказал Гусеву в возбуждении уголовного дела в отношении полицейского.

15 июня 2021 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Нижнего Новгорода Роман Гусев. Он рассказал, что 19 апреля он был задержан сотрудниками полиции за попытку кражи бутылки виски. В служебной «Газели», где полицейские составляли протокол за мелкое хищение, у Гусева завязался конфликт с сотрудником полиции Александром Меркуловым. Со слов Гусева, полицейский схватил его за ногу, чтобы силой вытащить его из машины. Гусев утверждает, что после этого махнул рукой в сторону Меркулова, «чтобы он прекратил ломать ногу».

После этого, по словам Романа, его избивали до потери сознания: «Меркулов ударил меня коленом правой ноги по лицу, и в этот момент я услышал хруст костей. У меня потекла кровь из носа, изо рта». Дальше, как утверждает Гусев, его доставили в отдел полиции №5, в камере у Романа образовались гематомы и отеки на лице, в результате которых было невозможно даже открыть глаза, а также шла кровь из носа. Дежурный вызвал ему скорую помощь.

Гусева госпитализировали, у него зафиксировали переломы лицевых костей и ребер, потерю трех зубов и открытую черепно-мозговую травму. Спустя пять месяцев Роман все еще испытывает боль в челюсти и жалуется на ухудшение зрения. Врачи указывают на «посттравматическую деформацию костей лицевого скелета» у Гусева, настаивают на повторной госпитализации и проведении операции на челюсти.

После выписки Гусев обратился в Следственный комитет с заявлением об  избиении Меркуловым. Судебно-медицинская экспертиза установила тяжкий вред здоровью Гусева, но СК не нашел состава преступления в действиях полицейского и дважды отказал в возбуждении уголовного дела.

Сам полицейский утверждает, что Гусев ударил его в челюсть, от чего у него образовались «кровоизлияние в слизистую верхней губы, кровоподтек лица». По его версии, нижегородец обзывал полицейских нецензурной бранью, махал руками и ногами, угрожал расправой. Меркулов утверждает, что внутри автомобиля попытался применить силовой прием, Гусев сопротивлялся и упал лицом на пол, а полицейский якобы потерял равновесие и упал на него сверху.

Меркулов составил рапорт о применении насилия к сотруднику полиции, в котором заявил, что Гусев ударил его кулаком по лицу. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье  318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). За 26 дней следствие утвердило обвинительное заключение и передало дело в суд.

В материалах уголовного дела, возбужденного в отношении Гусева, есть видео с камер наблюдения, на котором частично запечатлен его конфликт с полицейским: на записи видно, как Гусева тянут за ногу, а Роман отмахивается рукой, после чего полицейский Меркулов закрывает дверь и служебный автомобиль начинает трястись. Позднее из него выходят полицейские и сам Гусев, который сплевывает кровь. Что происходило в автомобиле, доподлинно неизвестно, так как полицейские со своей стороны не смогли предоставить видеозаписи. По словам сотрудников, нагрудные регистраторы именно в этот момент разрядились, а камеры в салоне служебного автомобиля были отключены. 

Сейчас в Нижегородском районном суде Нижнего Новгорода Романа Гусева судят по статье 318 УК. Прокурор запросил наказание для нижегородца в виде трех лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Юрист Комитета против пыток Кристина Диогидзе так комментирует дело Гусева: «В данном случае необходимо провести судебно-медицинскую экспертизу и установить, согласно чьей версии, могли образоваться такие повреждения — Меркулова или Гусева. Следствие, конечно, назначило экспертизу, но представило для исследования эксперту лишь версию полицейского и неполный комплект медицинских документов, полученных Гусевым в многочисленных лечебных учреждениях».