fbpx

Избитый десять лет назад нижегородец так и не смог добиться наказания виновных

Событие | Пресс центр

20 мая 2021

Александр Семенов.

Вчера, 19 мая 2021 года, истек срок давности привлечения к уголовной ответственности сотрудников полиции, которых нижегородец Александр Семенов обвиняет в пытках. Уголовное дело по факту превышения должностных полномочий было возбуждено следователями Следственного комитета лишь в 2018 году после пяти незаконных отказов в возбуждении дела и потери заключения судебно-медицинского эксперта, в котором были выводы об обстоятельствах получения потерпевшим телесных повреждений. Однако и после возбуждения уголовного дела крайне неспешная работа следователей привела к тому, что виновные смогли избежать наказания.

Напомним, 24 мая 2011 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась Екатерина Семенова, которая рассказала, что ее мужа Александра избили сотрудники отдела полиции № 1 Автозаводского района.

Позднее к правозащитникам обратился и сам Александр, который рассказал подробности произошедшего. По его словам, 19 мая 2011 года к нему домой пришли трое мужчин (один из которых показал удостоверение сотрудника полиции) и попросили проехать с ними в отдел полиции.

«Там меня завели на третий этаж, посадили на стул и сковали руки наручниками. Полицейские сказали, чтоб я сознавался в убийстве. Я ответил, что никого не убивал, после чего меня начали бить, нанося удары по голове», – вспоминал Семенов.

По словам Александра, после избиения сотрудники полиции применили к нему пытку «конверт» (один из способов связывания человека, особенность которой — фиксация и оставление жертвы в неудобной позе на длительное время. Человеку выворачивают руки за спину, надевают наручники, продевают через руки и ноги веревку, стягивают ее таким образом, чтобы человек оказался «сложенным», как конверт – прим. авт.) и оставили «подумать» на двадцать минут.

Как рассказал Александр, несмотря на сильную боль, он по-прежнему отказывался признаваться в совершении убийства, после чего его снова избили и применили новую пытку: «Полицейский надел мне на голову полиэтиленовый пакет, перекрыв доступ к воздуху. Удерживая около моего рта и носа свою руку, сказал, чтобы я мотнул головой, когда захочу что-либо сказать».

Семенов рассказал, что один из полицейских бил его электрическим током по пальцам рук, а другой наступал на голову, эта экзекуция попеременно сопровождались применением «конверта».

«После этого меня отвезли в больницу для освидетельствования, и там, опасаясь продолжения пыток, я рассказал медработникам, что получил телесные повреждения, упав с фуры. Когда меня привезли обратно в отдел полиции и продолжили пытать, потому что я отказывался признаваться в убийстве, я сознался в том, что во время конфликта избил одного из своих сотрудников», – рассказал Александр.

После оформления явки с повинной, 20 мая 2011 года, суд избрал в отношении Александра меру пресечения в виде домашнего ареста. Позднее Семенов был осужден за избиение своего сотрудника на два года условно.

Примечательно, что через несколько дней после произошедшего Александр встретил на улице того самого человека, в убийстве которого его заставляли сознаться.

20 мая 2011 года Екатерина Семенова обратилась с сообщением о преступлении в следственный отдел по Автозаводскому району СУ СК РФ по Нижегородской области. За время проверки следователи пять раз выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела – все они впоследствии отменялись как незаконные.

В своих объяснениях сотрудники отдела полиции Автозаводского района сообщали, что Семенов попытался скрыться от них, выбежал из здания и упал на землю, в результате чего получил телесные повреждения.

Однако в ходе доследственной проверки было получено важное доказательство – заключение судебно-медицинского эксперта № 3418-Д, в котором были описаны многочисленные телесные повреждения Александра на разных частях тела, которые, по мнению эксперта, могли возникнуть 20 мая 2011 года в результате пыток Александра. При этом эксперт исключил в качестве механизма получения травм Семеновым как версию полицейских, так и версию с падением с фуры.

Но в ходе ознакомления с материалами доследственной проверки юристы Комитета против пыток обнаружили пропажу оригинала этого заключения. Только после многочисленных обращений правозащитников к руководству регионального следственного управления это заключение снова было приобщено к делу.

Лишь спустя семь лет, 11 декабря 2018 года, в следственном отделе по Автозаводскому району Нижнего Новгорода было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

В течение предварительного следствия бывший полицейский Алексей Полушин частично признал свою вину, что мог нанести несколько ударов задержанному по лицу после его попытки сбежать.

«В автомобиле (служебная «Нива» – прим. авт.) Семенов А.В. начал материться, кричать. Я не исключаю, что при посадке в автомобиль или находясь в автомобиле, я нанес Семенову А.В. несколько ударов своей рукой по лицу в связи с создавшейся конфликтной психологической ситуацией», – сообщил в ходе допроса обвиняемый по этому делу Алексей Полушин.

Однако после возбуждения уголовного дела следователи так и не смогли установить всех обвиняемых и своевременно направить дело в суд. Вчера истек срок давности привлечения к уголовной ответственности сотрудников полиции, которых Александр Семенов обвиняет в пытках, и виновные уже не понесут никакого наказания.

«Для начала следователи пять раз незаконно отказали в возбуждении уголовного дела, затем умудрились потерять важное доказательство, но и после возбуждения уголовного дела ситуация с его расследованием не сильно улучшилась, – констатирует юрист Комитета против пыток Кристина Диогидзе. – С конца 2018 года следователи смогли провести лишь одно опознание между потерпевшим и бывшим сотрудником полиции, а допросы и очные ставки были проведены лишь в последние полгода. Мы будем настаивать на привлечении следователей Следственного комитета к строгой дисциплинарной ответственности, а также планируем взыскать с государства адекватную компенсацию за моральный вред, причиненный Семенову неэффективным расследованием его жалобы на пытки».