Комитет против пыток и Фонд «Общественный вердикт» предлагают Госдуме рассмотреть альтернативный вариант законопроекта против пыток, подготовленный правозащитниками

Событие | Пресс центр

21 февраля 2022

Альтернативный законопроект мы публикуем в открытом доступе. Прочитать и скачать документ можно по ЭТОЙ ссылке

«Общественный вердикт» и Комитет против пыток считают опасным и бесполезным текущий законопроект, который уже прошел первое чтение. «Пытки» в этом проекте так и не удостоились отдельной статьи в УК РФ, им отводится беспредметная роль превышения должностных полномочий. Определение в примечании к законопроекту, вопреки утверждениям его авторов, противоречит обязательным для России международным требованиям. 

Пытки — грубейшее нарушение фундаментальных прав человека. Общественно значимая проблема — как нам бороться с пытками — была изъята из полноценного обсуждения. Проект закона вынесен на чтение без какой-либо дискуссии, а на самом заседании Госдумы ни на один вопрос авторы законопроекта не смогли дать ответа: дежурное выступление свелось к его пересказу и полному отсутствию аргументов. И сам законопроект, и его рассмотрение в парламенте выглядят как плохо прикрытая попытка законодателей как можно быстрее снизить градус напряжения в обществе вместо того, чтобы начать системно бороться с проблемой.

Чаще всего пытки — это спланированное групповое преступление. Проект закона это полностью игнорирует: по логике нормотворцев “пытка” — это некая внезапная деятельность одного сотрудника, который решил превысить свои полномочия. Опыт работы фонда “Общественный вердикт” и Комитета против пыток, которые добились свыше сотни реальных приговоров в отношении преступников как полиции, так и пенитенциарной системы, говорит о том, что пытка — это всегда продуманное, спланированное и чаще всего коллективное действие, подкрепленное тщательно выбранными орудиями пыток.  А значит, это самостоятельное преступление особой тяжести, а не досадный сбой в применении должностных полномочий, как полагают Клишас, Крашенинников и Полетаев.

Проект закона сознательно и грубо не учитывает неотъемлемую часть определения Конвенции, которая говорит о виновности лиц с чьего молчаливого согласия, попустительства или поощрения происходят пытки. Эта часть намеренно пропала, что не мешает авторам на пленарном заседании настаивать на том, что их законопроект соответствует Конвенции. Нередко в закрытой системе ФСИН исполнителями становятся не сотрудники колоний и изоляторов, а лица, в них содержащиеся.

Еще один недостаток проекта Крашенинникова, Клишаса и Полетаева — дублирование составов, когда, по сути, одно и тоже преступление попадает под действие разных статей.

Предусматривается, что часть 3 статьи 286 будет продолжать действовать. Это значит, что правоприменителям создают удобный способ продолжать работать по старому шаблону, и фактически непреодолимую сложность — как разграничить превышение с насилием (часть 3) от превышения с пыткой (предлагаемая часть 4).  Тем самым, авторы законопроекта фактически обрекают следователей на манипуляции, а устойчивому и предсказуемому правоприменению неоткуда будет взяться.

«Тот факт, что профильные ведомства (прокуратура, МВД, СК, ФСИН) поддерживают законопроект Клишаса, уже сам по себе говорит о том, что он чрезвычайно плох», — комментирует руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. «Если те ведомства, которые пытки применяют и не расследуют, всецело поддерживают такую криминализацию пыток, то это говорит только о том, что он подходит для того, чтобы можно было и дальше пытать, и не расследовать».

Комитет против пыток и фонд «Общественный вердикт» совместно разработали свой вариант законопроекта против пыток и жестокого обращения. Каждая из организаций работает с этой проблемой около 20 лет, добиваясь привлечения к ответственности виновных в пытках по всей стране и помогая пострадавшим добиться справедливости на национальном и международном уровне. Мы знаем, как на практике работает закон, и понимаем, как он будет работать в случае принятия непродуманного проекта Крашенинникова, Клишаса и Полетаева. Мы категорически против предложенного проекта.

Наш альтернативный законопроект против пыток мы публикуем в открытом доступе на сайте Комитета против пыток и приглашаем общественность и законотворцев его изучить. Прочитать и скачать документ можно по ЭТОЙ ссылке

Проект выводит пытки в отдельный состав преступления и предусматривает разделение пыток и иных видов жестокого обращения.

Законопроект от правозащитников учитывает квалифицирующие (утяжеляющие ответственность) признаки, такие как групповой характер, особая жестокость, использование специальных средств и иных предметов, пытки или жестокое обращение в отношении несовершеннолетних, беременных, последствия в виде тяжкого вреда здоровью, смерти и проч.

Наш законопроект предполагает наказание от 3 до 20 лет лишения свободы в зависимости от тяжести пыток и жестокого обращения с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью от 3 до 10 лет.

Наказание за пытки должно быть суровым и не иметь сроков давности.

Проект “Общественного вердикта” и Комитета против пыток расширяет круг субъектов преступления: с должностных лиц до иных лиц, выступающих в официальном качестве. Это необходимо, т. к. пытки применяют не только должностные лица, но и, например, воспитатели детских садов или средний персонал психиатрических больниц. А также распространяет ответственность не только на непосредственных исполнителей, но и начальников учреждений, которые попустительствуют пыткам или дают на них согласие. Это в полной мере соответствует международно-правовым нормам.

Применение незаконного насилия должно быть крайне опасным для тех, кто несет ответственность за учреждение на самом высоком уровне, знает о применении пыток, дает распоряжения, но делегирует пытки своим подчиненным.

«Эффективная борьба с пытками — это не только и даже не столько норма в законодательстве. Здесь также крайне важны: эффективное расследование, гражданский контроль, возможность пострадавшего без опасений за дальнейшие преследования сообщить о пытках и дальше иметь доступ к ходу расследования. Но от того, как пытки криминализированы в стране, зависит многое, — комментирует директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. —  Поскольку именно через закон государство демонстрирует своё отношение к проблеме и готовность с ней бороться. Пытки и жестокое обращение — это фундаментальное нарушение прав человека. Запрет пыток — абсолютный запрет, международное право не содержит никаких исключений».

Сейчас у чиновников есть возможность предложить обществу и государству решение проблемы, а не нанести непоправимый удар по правам человека, протащив под шумок бесполезную фикцию.

_ _ _

Мы просим СМИ, общественных деятелей, представителей власти, НКО и активистов помочь с распространением законопроекта, созданного Общественным вердиктом и Комитетом против пыток

Фонд «Общественный вердикт»
Комитет против пыток

Сравните законопроект Фонда «Общественный вердикт» и Комитета против пыток с проектом Клишаса, Крашенниникова, Полетаева в формате карточек