fbpx

Комитет против пыток публикует результаты исследования «Левада-Центра» об отношении россиян к насилию на митингах

Событие | Пресс центр

27 сентября 2021

Фото Анны Артемьевой из галереи «Новой Газеты»

После акций протеста в 2021 году в Комитет против пыток обратилось более 50 граждан с сообщениями о насилии со стороны силовиков. В настоящий момент мы работаем по 21 делу в Москве, Краснодаре, Оренбурге, Санкт-Петербурге, Уфе. Часть заявителей после обращения отказалась от нашей помощи, поскольку связывает защиту прав с потенциальными рисками преследования в свой адрес. 

Сегодня в российском обществе нет единого мнения о том, допустимы ли пытки в принципе. Например, если речь идет об опасном преступнике, большинство граждан сочтут приемлемым применение насилия. Однако с митингами и акциями протест картина кажется несколько иной. Здесь уровень толерантности к жестокому обращению со стороны силовиков как будто напрямую связан с личными убеждениями конкретного человека. Так ли это на самом деле? 

Мы попросили аналитический центр «Левада-Центр» исследовать отношение граждан к насилию на митингах. Предоставленный аналитиками доклад основан на интервью четырех фокус групп в двух городах, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, где в 2021 году в ходе митингов были зафиксированы наиболее жестокие случаи полицейского насилия. 

В каждой фокус-группе собраны представители разных возрастов и профессий. Группы отличаются друг от друга как отношением к протестной активности (одобрение/неодобрение), так и поведением во время митингов (принимали участие/не принимали участие).

Участникам фокус-групп было предложено высказаться на предложенные темы:

  1. Зачем люди выходят на митинги и манифестации
  2. Отношение населения к митингующим
  3. Чего можно и чего нельзя добиться митингами протеста
  4. Насилие на митингах как проблема
  5. Отношение к сотрудникам правоохранительных органов и их действиям
  6. Чувство страха и оценка риска от участия в подобных акциях

Согласно выводам, сделанным «Левада-Центром», все участники дискуссий признают, что участие в несогласованных митингах связано с риском подвергнуться насилию в тех или иных формах, быть задержанным и подвергнутым тем или иным санкциям. При этом большинство участников считает, что жестокое обращение направлено на то, чтобы внушить им и тем, кто это видит, страх и нежелание подвергать себя таким рискам. 

Полный текст отчета по исследованию «Насилие на митингах»

Возвращаясь к опыту Комитета против пыток, важно отметить, что наши заявители по «митинговым делам» 2021 года представляют из себя разнородную аудиторию: это и молодежь, и поколение 45+. Среди представленных профессий: педагоги и студенты, предприниматели, работники креативных индустрий и заводские служащие. Наши заявители были подвергнуты насилию разной степени тяжести. Наиболее жестокие случаи зафиксированы в Санкт-Петербурге, где силовики позволяли себе немотивированную агрессию в ответ на просьбу человека, не оказывающего сопротивления, не бить его. 

Касьяненко Мария, 50 лет, соцработник
Я попросила его не бить меня электрошокером, что я не сопротивляюсь, и показала, что мои руки не находятся в карманах. После чего сотрудник полиции нанес мне третий удар электрошокером со словами: «Я что, похож на шутника?». Я ответила, что «Не, на шутника не похожи. Скорее на садиста». После этих слов он меня еще раз ударил электрошокером”.

Ткачев Алексей, 22 года, безработный
Сотрудник, который держал меня слева, достал электрошокер и примерно 4 раза ударил меня в левую ягодицу. Сотрудники при этом говорили мне, что я сопротивляюсь и назвали меня особо буйным, на что я им громко крикнул, что я не сопротивляюсь. По пути оба сотрудника наносили мне удары электрошокером”.

Реакция на заявления от граждан, подвергнутых насилию со стороны правоохранительных органов неоднозначна. Так, в Москве Следственный комитет отказывается регистрировать сообщения о преступлении по всем семи делам региона (в т. ч. в отношении несовершеннолетнего). В Питере картина такая же – из восьми дел ни одно не было зарегистрировано СК как сообщение о преступлении. При этом в шести из семи дел в Москве, например, в отношении наших заявителей были заведены административные дела за участие в акции протеста. В Оренбурге же были зарегистрированы все четыре дела, которые мы приняли в работу. По двум из них суд признал задержание граждан незаконным, одному из заявителей в связи с этим была присуждена компенсация.

Тот факт, что Следственный комитет отказывает в регистрации жалоб на преступление от людей, необоснованно подвергнутых насилию в ходе акций протеста, выносит полицейский произвол на митингах в «слепую зону». Так, оказавшись незаконно задержанным и/или избитым во время мирной акции, человек, не может защитить свои права и добиться справедливости. Это создает почву для безнаказанности сотрудников силовых структур и повсеместное распространение подобной практики. 

Как правозащитная организация, мы заинтересованы в открытом диалоге между обществом и властью и в том, чтобы права человека оберегались государством независимо от обстоятельств и политической повестки.