fbpx

МВД извинилось перед нижегородцем Леонидом Мурским, которого избили и угрожали утопить полицейские

Событие | Пресс центр

17 марта 2022

Главное управление МВД по Нижегородской области принесло официальные извинения местному жителю Леониду Мурскому, который пострадал от пыток со стороны полицейских. Несмотря на то, что ведомство обязано было извиниться, как того требует закон «О полиции», это случилось только после того, как юристы Комитета против пыток пожаловались на отсутствие извинений в суд.

Леонид обратился в КПП в 2015 году. Он рассказал, что за два дня до этого его задержали возле дома и отвезли в отдел полиции. Там полицейские его избивали, требуя признаться в продаже наркотиков. Также полицейские угрожали утопить его. 

В тот же день медики зафиксировали у Леонида ушибы и ссадины на лбу, а также подозрение на перелом шейных позвонков. Позже официальная судмедэкспертиза показала, что полицейские нанесли Леониду закрытую черепно-мозговую травму.

Мурского осудили на четыре с половиной года колонии за незаконное производство и сбыт наркотиков в крупном размере (часть 3 статьи 30, пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК)

Юристы Комитета против пыток пытались добиться возбуждения уголовного дела о превышении должностных полномочий в отношении пытавших Леонида полицейских, но СК шесть раз отказывал в его возбуждении. Тогда правозащитники подали жалобу в ЕСПЧ, и в декабре 2021 года Мурскому присудили 52 тысячи евро компенсации, признав, что он действительно подвергся пыткам, а российское государство не провело эффективное расследование по его заявлению.

Следственный комитет все-таки возбудил дело в отношении трех полицейских — Сергея Лебедева, Николая Атамашко и Алексея Хрулева. Лебедев получил два года условно, а Хрулев и Атамашко — по два с половиной года колонии. 

Мы не стали обращаться в ГУ МВД с очередной просьбой исполнить требование закона, а сразу подали судебный иск. Так мы пытаемся обратить внимание на системный характер этого нарушения, — комментирует юрист Комитета против пыток Сергей Шунин. — Иск мы подали 18 февраля, а 9 марта последовали извинения. Для меня они говорят о двух важных моментах. Во-первых, это подтвердило наше предположение о том, что официальных извинений Мурскому не приносили. Во-вторых, не было бы иска — не было бы извинений. Отношение к потерпевшему и нежелание извиняться продемонстрировали и в самом тексте извинений — в нем нет слова «уважаемый». Что ж, посмотрим, что скажет представитель ответчика в суде.