Насильственное доставление Заремы Мусаевой в Чечню: Хроника

Событие | Пресс центр

11 февраля 2022

Сотрудники чеченской полиции насильственно задержали и увезли в Чечню Зарему Мусаеву – жену бывшего федерального судьи Сайди Янгулбаева и мать Абубакара и Ибрагима Янгулбаевых, преследуемых чеченскими властями. Зарема Мусаева страдает диабетом второго типа, во время задержания она упала в обморок. Тем не менее, ее доставили на машине до Грозного, где суд отправил ее под арест.

В конце декабря 2021 года сын Янгулбаева и Мусаевой, юрист Комитета против пыток по Северному Кавказу Абубакар Янгулбаев, сообщил о похищении родственников на территории Чечни – до 2015 года семья проживала в республике. Спустя несколько дней в его квартире в Пятигорске прошел обыск, Абубакара Янгулбаева допросили в рамках уголовного дела об оправдании терроризма. Ранее семья Янгулбаевых уже подвергалась преследованию и насилию со стороны чеченских силовиков. После обыска Янгулбаев покинул Россию и ушел из КПП.

20 января

В квартиру в Нижнем Новгороде, где федеральный судья Сайди Янгулбаев проживает вместе с супругой Заремой Мусаевой, пытались попасть не менее 7 сотрудников полиции из Чечни. Они силой открыли дверь ударили адвоката Наталью Добронравову и Сайди Янгулбаева. Полицейские избили Зарему Мусаеву и силой задержали ее – женщина упала в обморок, после чего с трудом стояла на ногах. Из дома ее вывели босиком, без верхней одежды и личных вещей. Полицейские показали лишь постановление о приводе Сайди Янгулбаева и Заремы Мусаевой в Чечню в качестве свидетелей по делу о мошенничестве, возбужденном в 2019 году. Адвокату Наталье Добронравовой не дали скопировать постановление. Янгулбаева не смогли задержать в связи с его статусом федерального судьи.

Зарема Мусаева страдает диабетом второго типа, ей необходимо делать 5 инъекций инсулина в день. На момент насильственного задержания уже была пропущена одна инъекция; нам неизвестно, сколько инъекций было пропущено за время ее доставления в Чеченскую Республику и последующего ареста. Силовики отказались взять лекарства с собой, несмотря на то, что до Грозного добираться более 1500 км на автомобиле.

Сотрудники КПП обратились в СК и ФСБ, однако никто не приехал на вызов. Прокуратура отказалась реагировать в связи с отсутствием дежурного. Полиция приняла заявление сотрудницы Комитета против пыток Людмилы Кухниной, но приехала не к квартире Янгулбаева и Мусаевой, а к самой Кухниной. Юриста доставили в отдел для опроса. На место преступления полицейские прибыли лишь спустя три часа. Они сообщили юристам, что руководство местного УМВД «было в курсе» работы полицейских из Чеченской Республики.

Юристы Комитета против пыток приступили к общественному расследованию.

21 января

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал насильственное доставление в Чечню Заремы Мусаевой: “Вообще фантастическая история. Мы предпочитаем не верить таким сообщениям без подтверждений, уж слишком в неправдивое время мы живем”.

Юристы КПП обратились к Комиссару Совета Европы по правам человека и Спецдокладчику ООН, также направили срочную жалобу в Европейский суд по правам человека по 39-ому правилу. Оно применяется при исключительных обстоятельствах, когда жизни и здоровью человека угрожает неминуемый риск причинения непоправимого вреда.

Основатель КПП Игорь Каляпин уведомил Совет по правам человека при президенте РФ о насильственном доставлении Мусаевой в Чечню.

Уполномоченный по правам человека в Нижегородской области Оксана Кислицына встретилась с Сайди Янгулбаевым и подробно расспросила его о случившемся, а также о состоянии здоровья Заремы на момент задержания.

Правозащитная организация Civil Rights Defenders выступила в поддержку Заремы Мусаевой и Сайди Янгулбаева.

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что семью федерального судьи Сайди Янгулбаева «ждет место либо в тюрьме, либо под землей». Он также потребовал у Верховного суда исключить Янгулбаева из судей и добавил, что Зарема Мусаева «уже заработала себе статью на реальный срок заключения». 

Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Мансур Солтаев встретился с Заремой Мусаевой – на опубликованном видео она сказала, что полицейские не применяли к ней насилие и купили инсулин. У Мусаевой была замедленная речь. «Я знаю свою мать, и сейчас на видео она в очень тяжелом состоянии», – прокомментировал видео Абубакар Янгулбаев. Официальной информации о том, где содержится Мусаева, предоставлено не было.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова обратилась к Прокурору Чеченской Республики Шарпудди Муайдовичу Абдул-Кадырову с просьбой провести проверку «ситуации с Заремой Мусаевой».

22 января

Сайди Янгулбаев с дочерью Алией Янгулбаевой покинули Россию. Они сообщили, что отъезд связан с угрозой их жизни. Семье Заремы Мусаевой и юристам все еще не известно, где именно она находится, в каком она состоянии здоровья и правовом статусе.

23 января

Европейский союз потребовал освободить Зарему Мусаеву. В заявлении на сайте Европейской внешнеполитической службы выражается озабоченность непрекращающимися нарушениями прав человека в Чечне, бездействием федеральных властей в Москве и безнаказанностью виновных.

Сын Мусаевой и юрист Абубакар Янгулбаев заявил о пропаже своих родственников в Грозном — на связь перестали выходить 15 человек.

Министр информации и печати Чечни Ахмед Дудаев заявил, что Мусаева задержана и находится в спецприемнике МВД по Чеченской Республике. По его словам, Мусаеву задержали по административному нарушению — Зарема Мусаева якобы оскорбила и напала на полицейского. Позже на сайте Ленинского районного суда города Грозный появилась информация о деле: процесс состоялся 21 января в 22:20, Мусаеву признали виновной по ст.20.1 ч.1 КоАП РФ («Мелкое хулиганство»). Ей назначили максимальное наказание по этой статье — 15 суток.

Также 23 января должен был состояться допрос по делу, из-за которого Зарему Мусаеву насильно доставили в Грозный. К моменту допроса к Мусаевой не был допущен адвокат, направленный Комитетом против пыток.

ЕСПЧ ответил по жалобе, поданной юристами Комитета по 39-ому правилу. Европейский суд задал властям России вопросы по делу с целью выяснить обстоятельства происходящего с Заремой Мусаевой и обязал Российскую Федерацию ответить до 7 февраля.

Юристы Комитета против пыток и адвокат Александр Немов посетили спецприемник, в котором находится Зарема Мусаева. Дежурный ответил, что допуск к женщине возможен только с разрешения заместителя начальника полиции МВД по ЧР Юристы оставили жалобы на недопуск дежурному прокурору. Также юристы сообщили о слежке за ними в течение двух дней.

Комитет против пыток привлек к работе по делу о насильственном задержании Заремы Мусаевой группу адвокатов. Это решение принято в связи с многочисленными нарушениями федерального законодательства.

27 января

В рамках сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в прямом эфире на сайте Совета Европы прошли дебаты на тему «Прекращение насильственных исчезновений на территории Совета Европы». В рамках встречи обсуждался вопрос задержания Заремы Мусаевой.

Председатель Совета по правам человека при президенте РФ Валерий Фадеев заявил, что ведомство следит за развитием ситуации с Мусаевой. По его словам, на данный момент «с юридической точки зрения ситуация в целом понятна», и что Зарему доставили в Грозный «в соответствии с нормами УПК».

28 января

Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Мансур Солтаев посетил спецприемник, где находится Зарема Мусаева. Он сообщил, что Мусаева «в нормальном состоянии». Омбудсмен опубликовал видео, в котором недолго показывают Мусаеву – это первый раз с момента задержания, когда близкие и правозащитники увидели задержанную.

Юристы Комитета против пыток по международному праву направили жалобу в Рабочую группу ООН по насильственным исчезновениям.

Группу адвокатов, направленных Комитетом против пыток, не допустили в спецприемник к Мусаевой. Они подали жалобу и предоставили медицинские документы Заремы Мусаевой, подтверждающие наличие у нее диабета второго типа – это заболевание входит в перечень болезней, при которых арест недопустим.  Позже замначальника полиции МВД ЧР по охране общественного порядка Хусейн Айдамиров показал заявление, якобы написанное Заремой Мусаевой. В нем сообщалось, что Мусаева отказывается от услуг защитника Александра Немова, направленного КПП. Нам неизвестно, при каких обстоятельствах Мусаева подписала данную бумагу. В заявлении также говорилось, что по состоянию здоровья Зарема отказывается принимать участие в каких-либо процессуальных действиях.

Ксерокопия заявления, якобы написанного Заремой

31 января

В отношении Заремы Мусаевой возбуждено уголовное дело по статье о применении насилия к представителю власти, опасного для жизни или здоровья (ч.2 ст.318 УК) – об этом стало известно агентству Baza. Максимальный срок по этой статье – 10 лет лишения свободы. Как сообщило агентство, Мусаева, по версии полиции, «кричала и оскорбляла сотрудников» при доставлении в отдел: «Участковый по Ахматовскому району Грозного стал составлять на неё протокол, и в этот момент, по словам полицейского, Мусаева правой рукой схватила его за левую щеку и при попытке оттащить расцарапала лицо».

1 февраля

Уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова повторно направила запрос в Генпрокуратуру  «по ситуации с Заремой Мусаевой».

Депутат Госдумы от Чечни Адам Делимханов в прямом эфире своего аккаунта в соцсетях пообещал без устали преследовать членов семейства Янгулбаевых: «Пока не отрежем ваши головы и не убьем вас», сообщил депутат.

2 февраля

Юристы Комитета против пыток проанализировали действия силовиков в процессе насильственного задержания Заремы Мусаевой.

Анализ насильственного привода Заремы Мусаевой

Агентство Baza сообщило, что Старопромысловский районный суд Грозного заключил Мусаеву под стражу на 2 месяца до 1 апреля по уголовному делу о применении насилия в отношении полицейского. Пресс-служба суда подтвердила эту информацию “Медиазоне”. Адвокаты, направленные Комитетом против пыток, не были допущены к Зареме Мусаевой. Её родственникам также не предоставили информации об уголовном деле или избранной мере пресечения.

4 февраля

Адвокатам, направленным Комитетом против пыток удалось встретиться с Заремой Мусаевой. Она сообщила о тяжелом самочувствии, несмотря на предоставляемую ей медицинскую помощь. Зарема рассказала, что дважды падала в обморок в процессе суда по административному правонарушению 21 января. Также женщина категорически отрицает вменяемые ей правонарушение и настаивает на том, что она не отказывалась ранее от предоставленных Комитетом против пыток защитников. Зареме неизвестно, откуда и как ранее появилось написанное якобы ее рукой заявление от отказе.

Советник президента России и председатель совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев попросил у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина забрать дело Заремы Мусаевой из Чечни. Он предлагает передать расследование в Центральный аппарат ведомства комитета или в управление Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу. 

7 февраля

Нижегородский СК не стал проводить проверку по заявлению о похищении Заремы Мусаевой чеченскими силовиками. В ответ на сообщение о преступлении, которое подал председатель Комитета против пыток Сергей Бабинец, Следственный комитет заявил, что перенаправил заявление в прокуратуру Чечни. Следователи объяснили это тем,  что «фактически обжалуются процессуальные действия при расследовании уголовного дела, находящегося в производстве» управления СК по Чеченской Республики.

8 февраля

Адвокаты снова встретились с Заремой Мусаевой. Женщина сообщила, что во время судебного заседания по административному правонарушению она упала в обморок сразу после того, как сообщила судье своё имя. Очнулась Зарема уже в спецприемнике. Фактически, судебное заседание состоялось, когда она была без сознания.

Также защитникам удалось пройти процедуру вступления в дело, а значит представлять юридические интересы Заремы Мусаевой в полной мере. Адвокаты сообщили, что сделать им это удалось не сразу, а только после обращения к дежурному прокурору Чеченской Республики. До встречи с ним, следователь по делу Мусаевой отказывался общаться с защитниками.

К этому моменту более 107 000 человек подписали петицию в поддержку Заремы Мусаевой на сайте change.org. Организация Amnesty International анонсировала акцию для всех, кто хочет присоединиться к общественной кампании по делу Заремы Мусаевой с призывом направить обращение в Генпрокуратуру РФ.

9 февраля

ЕСПЧ предоставил Комитету против пыток ответы российских властей по делу Заремы Мусаевой. В них не указано никакой информации, объясняющей доставление женщины в Грозный и отношение к уголовному делу, по которому был осуществлён привод. Кроме того, в ответе нет документов, касающихся состояния ее здоровья. В свою очередь правозащитники подготовили для Европейского суда аргументы в ответ на заявления российской стороны.

10 февраля

Верховный суд Чеченской Республики отказался отпустить Зарему Мусаеву под домашний арест в связи с состоянием здоровья. Она останется в СИЗО минимум до 1 апреля. На заседании Зарема присутствовала по видеосвязи.

Прокурор возражал против удовлетворения жалобы адвоката об избрании меры пресечения, он считает содержание Мусаевой в СИЗО в ее текущем состоянии и в связи с вменяемым ей преступлением законным и обоснованным.

Её состояние здоровья не изменилось с момента последней встречи с защитниками. Зарема Мусаева по-прежнему чувствует себя плохо и с трудом ходит. Адвокаты Комитета против пыток будут обжаловать принятые судами решения.

Зарема Мусаева на заседании Верховного суда

Комитет против пыток получил повестки, направленные Зареме Мусаевой и Сайди Янгулбаеву. Повестки направлены на несуществующий адрес в Нижегородской области: г. Городецкий, однако доставлены они были по адресу прописки семьи: г. Заволжье, Городецкий район. Вероятно, сотрудники нижегородской почты догадались, сопоставив адрес улицы и дома.

Повестки оформлены от 11 января с требованием уже 13 января явиться в г. Грозный на допрос, что невозможно физически с учетом расстояния между городами: письма просто не успели бы дойти до Янгулбаевых за 2 дня.

Кроме того, дата отправления на почтовом штемпеле на конверте — 26 января — это дата, к которой Зарема Мусаева уже была вывезена в Грозный, заключена в спецприемник в полной изоляции от внешнего мира. Дата получения повестки нижегородской почтой — 5 февраля.

Это дает правозащитникам основание думать, что повестки о привлечении Заремы Мусаевой, насильно вывезенной а в Чечню, могли быть написаны «задним числом».

«С таким правосудием, как в Чеченской Республике, ссылаться на УПК фактически невозможно. Там своя правоприменительная практика, которую используют так, как хотят. Но если это дело будет передано на рассмотрение в другой регион или в другое подразделение СК, то объективность прибавиться», — комментирует происходящее председатель Комитета против пыток Сергей Бабинец.

Комитет против пыток продолжает свою работу по защите прав Заремы Мусаевой.