Нижегородка обратилась в Европейский суд с жалобой о причинении ей серьезных увечий в отделе полиции

Событие | Пресс центр

07 июня 2021

Кристина Морозова, фото: Михаил Солунин / Медиазона

Сегодня, 7 июня 2021 года, юристы Комитета против пыток обратились в Европейский суд по правам человека в интересах нижегородки Кристины Морозовой с жалобой на применение к ней насилия в отделе полиции осенью 2016 года и отсутствие эффективного расследования этого на национальном уровне. Напомним, по словам Кристины Морозовой, полицейские применили к ней грубую силу во время досмотра, когда она отказалась снимать нижнее белье в присутствии мужчин. Впоследствии медики диагностировали у Кристины закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга легкой степени, перелом-трещину скуловой кости, перелом крыла клиновидной кости слева. На национальном уровне следователи Следственного комитета четыре раза прекращали уголовное дело в отношении сотрудников полиции.

Жительница города Кстова Нижегородской области Кристина Морозова обратилась к правозащитникам за юридической помощью 25 октября 2016 года. В своем объяснении она сообщила о том, что вечером 9 сентября 2016 года была задержана на улице во время прогулки со своей таксой и доставлена вместе с ней в местный отдел полиции. По словам Морозовой, там одна из сотрудниц полиции приступила к ее досмотру и попыталась снять с нее бюстгальтер в присутствии других задержанных — лиц мужского пола. Когда Кристина возмутилась этим фактом, в отношении нее была применена физическая сила, и бюстгальтер был срезан при помощи ножниц. Затем сотрудница полиции прижала ее к полу и наступила коленом на голову так, что Кристина почувствовала сильную боль и хруст в лицевой кости. После этого один из полицейских распылил слезоточивый газ в морду ее собаке, а после этого и в лицо ей самой.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»), было возбуждено лишь 11 января 2017 года, после двух постановлений об отказе в его возбуждении. Как следовало из постановления, оно было возбуждено в отношении «неустановленных должностных лиц из числа сотрудников ОМВД России по Кстовскому району».

Вместе с тем, в отношении самой потерпевшей было возбуждено уголовное дело по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Расследование по нему было проведено быстро, и вскоре суд признал Кристину виновной в совершении этого преступления. Однако 10 ноября 2017 года апелляционная инстанция прекратила уголовное дело в отношении Кристины и признала за ней право на реабилитацию.

Позднее, 15 января 2019 года, судья Кстовского городского суда Нижегородской области Константин Тюгин лишь частично удовлетворил исковые требования Кристины Морозовой, присудив ей в качестве компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование пять тысяч рублей.

24 ноября 2018 года заместитель руководителя следственного отдела по городу Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области Владимир Погосов вынес четвертое постановление о прекращении уголовного дела по факту превышения должностных полномочий с применением насилия.

В связи с тем, что это уголовное дело постоянно курсировало между прокуратурой и Следственным комитетом, и правозащитники долгое время не могли ознакомиться с ним в полном объеме, лишь 21 июля 2020 года юристы Комитета против пыток обжаловали постановление следователя Погосова о прекращении дела в суд.

15 октября 2020 года судья Кстовского городского суда Нижегородской области Валентина Бакланова признала обжалуемое постановление законным, заключив, что следственные органы провели полноценное расследование.

14 декабря 2020 года судья Нижегородского областного суда Ирина Митягина признала это решение законным.

Исчерпав все средства правовой защиты на национальном уровне, юристы Комитета против пыток обратились сегодня в интересах Кристины Морозовой с жалобой в Европейский суд по правам человека. По мнению правозащитников, государство нарушило в отношении Кристины статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующие свободу от пыток и право на эффективное расследование.

«Абсолютно унизительная история, в которой целью применения насилия к женщине было исключительно сломить ее волю и показать, кто здесь власть. Даже если бы Кристине не нанесли травму лица, которая серьезно повлияла на состояние здоровья, сам факт публичного разрезания нижнего белья при посторонних, да и вообще, сам факт его разрезания – уже представляет собой нарушение статьи 3 Конвенции, – подчеркивает руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. – Поразительно то, что сотрудники полиции, пытаясь скрыть факт применения насилия, даже не пытаются отрицать факт надругательства над заявительницей и представляют его как совершенно нормальную процедуру».