Оренбуржец, которому полицейские сломали ребро, обратился в Европейский суд

Событие | Пресс центр

11 июня 2021

Алексей Кондрашов с семьей.

Сегодня, 11 июня 2021 года, юристы Комитета против пыток подали жалобу в Европейский суд по правам человека в интересах жителя Оренбургской области Алексея Кондрашова – по его словам, в августе 2019 года сотрудники полиции избили его, сломав ребро и причинив сотрясение головного мозга. На национальном уровне следователь восемь раз отказал в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских, угрожая возбудить дело против самого Кондрашова, если тот не успокоится.

Напомним, 4 сентября 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель села Малый Сурмет Оренбургской области Алексей Кондрашов. Он рассказал, что 29 августа 2019 года вместе с сыном Сергеем занимался в огороде укладкой сена в прицеп своего трактора. Примерно в 10 часов утра к их дому приехали шестеро мужчин в гражданской одежде – трое перелезли через забор, еще трое, по словам Алексея, в этот момент проникли в дом.

Мужчины представились полицейскими и сказали главе семейства, что разыскивают его второго сына Юрия по подозрению в совершении разбоя. Кондрашов-старший ответил, что ему ничего не известно о том, где находится Юрий, и стал возмущаться произволом полицейских, которые проникли в жилище, не имея на это постановления суда и не спрашивая разрешения владельцев дома. Вторая группа полицейских по требованию Алексея покинула дом и вышла во двор, после этого глава семьи направился к трактору, который не успел заглушить из-за визита стражей порядка.

«Я пошел к трактору. Не успел дойти, как на меня, словно коршуны, со спины накинулись трое полицейских. Они свалили меня на землю лицом вниз, стали наносить удары руками по телу и голове и попытались завести мне руки за спину. Руки они хотели связать ремнем. Также меня били по шее, плечам… Один из троих сильно бил мне коленом по спине», – вспоминает Алексей Кондрашов.

По словам Алексея, к его сыну Сергею также была применена физическая сила.

В этот момент домой вернулась жена Алексея Клавдия, которая попыталась помешать одному из полицейских связывать ее сына – как она рассказала, ее несколько раз грубо оттолкнули и обматерили.

Алексею и Сергею полицейские стянули руки ремнями, посадили обоих в машины и увезли в отдел полиции.

Из отдела полиции их доставили в больницу, где у обоих взяли анализы на состояние алкогольного опьянения (оба, как показали анализы, были трезвы). Из отдела полиции Кондрашовых забрали родственники.

На следующий день Алексей Кондрашов обратился в больницу. У него были диагностированы многочисленные повреждения: ссадины и гематомы на лице и на голове, закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом десятого ребра справа ближе к лопаточной линии.

Позднее специалист в области судебно-медицинской экспертизы указал в заключении, что телесные повреждения у Алексея Кондрашова могли быть образованы при обстоятельствах, о которых тот сообщал изначально. Специалист указал, что сотрясение головного мозга, подкожная гематома левой височной области, параорбитальная гематома слева, ссадина на лбу образовались от не менее трех ударных травматических воздействий, а закрытый перелом десятого ребра справа образовался, как минимум, от одного ударного травматического воздействия в область перелома.

30 августа Алексей Кондрашов обратился в прокуратуру с жалобой на сотрудников полиции. Она была перенаправлена в Абдулинский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Оренбургской области.

В Следственный комитет также обратились сотрудники полиции, которые указали, что они не били Кондрашовых, а законно применили к ним физическую силу из-за того, что Сергей угрожал им вилами, а Алексей сначала угрожал гаечным ключом, а затем и вовсе ударил одного из стражей порядка.

Проверкой обеих версий занялся следователь Абдулинского межрайонного следственного отдела Ильяс Саликов, который в общей сложности восемь раз отказывал в возбуждении уголовного дела, указывая, что и поведение полицейских, и поведение Кондрашовых правомерными.

После отмены заместителем прокурора Оренбургской области Андреем Вязиковым седьмого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, юристы Комитета против пыток 29 апреля 2021 года обратились к заместителю руководителя регионального Следственного управления СК РФ Андрею Звереву с просьбой изъять материал из производства следователя Саликова и передать его для расследования в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области. В обоснование своей просьбы правозащитники указывали на то обстоятельство, что, во-первых, следователь уже не в первый раз игнорирует позицию областной прокуратуры. Во-вторых, юристы Комитета против пыток заявили о том, что следователь допускает необъективность и пристрастность, которые выражаются в прямых угрозах возбудить уголовное дело в отношении именно Кондрашова за якобы примененное им насилие в отношении сотрудника полиции, если тот не перестанет жаловаться и добиваться возобновления проверки.

Вместе с тем, заместитель руководителя СУ СК РФ по Оренбургской области Андрей Зверев проигнорировал доводы правозащитников о необъективности и предвзятости следователя, выразившиеся в угрозах в отношении заявителя возбудить против него уголовное дело, и отказал как в передаче материала проверки в первый отдел по расследованию особо важных дел, так и в привлечении следователя к дисциплинарной ответственности.

«В ходе доследственной проверки следователь за два года так и не приобщил документы, которые бы свидетельствовали об основаниях задержания Кондрашовых, не определил механизм причинения телесных повреждений в области головы Алексея. Более того, назначенная в рамках проверки экспертиза на предмет наличия телесных повреждений у Алексея Кондрашова и вызванного ими вреда здоровью проведена с нарушениями, о чем имеется письменное подтверждение Росздравнадзора, – говорит юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Разумеется, мы продолжим на национальном уровне добиваться возбуждения уголовного дела, но на настоящий момент приходится констатировать тот факт, что Российская Федерации лишила Алексея Кондрашова эффективных средств правовой защиты, в связи с чем мы вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека».