Росгвардеец, ударивший и незаконно задержавший дальнобойщика, получил три года условно

Событие | Пресс центр

02 марта 2022

Стерлитамакский городской суд Башкортостана приговорил росгвардейца Алексей Лапшова, ударившего и незаконного задержавшего дальнобойщика Александра Артамонова, к трем годам условного лишения свободы. Суд признал его виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (пункты «а» и «б» части 3 статьи 286 УК). Также ему запретили два года занимать государственные должности. 

Инцидент произошел в сентябре 2020 года. Артамонов припарковался на заправке, чтобы устранить поломку, но сотрудница заправки попросила убрать машину и вызвала полицию. Вскоре приехали двое росгвардейцев. Не представившись и не показав удостоверения, они в грубой форме попросили Артамонова уехать. Затем Лапшов ударил дальнобойщика сначала по лицу, а потом по руке, в которой Александр держал телефон, снимая происходящее на видео.

Артамонова доставили в управление МВД по Стерлитамаку, но полицейские отказались составлять на него протокол, потому что в действиях дальнобойщика не было состава правонарушения. Несмотря на это, его все равно около десяти часов удерживали в отделе без еды и воды. Помимо этого, Артамонову запретили спать и отняли у него телефон.

Утром его отвезли на медосвидетельствование, которое зафиксировало ушибы на лице, запястьях и локте. Позже Артамонову удалось забрать свой телефон, и он позвонил в прокуратуру. После визита помощника прокурора Александра отпустили, и он написал заявление о преступлении. Затем он обратился в больницу, где подтвердились полученные травмы.

Через месяц управление СК по Башкортостану возбудило дело о превышении должностных полномочий в отношении Лапшова. В апреле 2021 года Артамонов обратился в Комитет против пыток. После вмешательства правозащитников в деле провели следственные действия — очные ставки и осмотр места происшествия. В итоге в августе дело передали в суд.

Приговор нас нисколько не удивил, — комментирует юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов. — Во-первых, потому что условный срок за превышение полномочий — это уже устоявшаяся тенденция. Во-вторых, в этом деле допустимо такое наказание с учетом смягчающих обстоятельств — у Лапшова на иждивении двое маленьких детей. Однако мы решили обжаловать приговор, потому что суд оставил без внимания нашу просьбу лишить осужденного специального звания и государственных наград. Мы считаем, что человек, применивший пытки, не должен называться «полицейским в отставке», чтобы ни у кого не сложилось впечатление, что он покинул органы сам, а не по приговору суда.