fbpx

СК отказал в возбуждении дела Хумайду Хайдаеву, рассказавшему о пытках после бунта в ангарской ИК-15

Событие | Пресс центр

29 ноября 2021

Следствие не нашло состава преступления в действиях сотрудников иркутского СИЗО-1. По словам Хайдаева, они пропустили его через «живой коридор» и нанесли удары руками, ногами и резиновыми палками.

Мужчина рассказал, что «активисты» по указанию сотрудников СИЗО подвесили Хайдаева за руки и за ноги между кроватей и причиняли ожоги раскаленной металлической ложкой. Эти действия, по мнению следователя Александра Корнева, не связаны с указаниями администрации и должны рассматриваться как «истязание». Поэтому материал в отношении осужденных передан в полицию. 

Из постановления следует, что во время допроса один из «активистов» Денис Голиков заявил, что ничего не знает об избиении Хайдаева. При этом в одном из интервью Голиков утверждал, что администрация СИЗО знала о происходившем и дала «добро на все, кроме трупов».  

Напомним, бунт в ангарской колонии произошел в апреле 2020 года и был жестко подавлен сотрудниками ФСИН и спецназом. После этого сотни осужденных распределили по другим учреждениям ФСИН в Иркутской области, где, по их свидетельствам, их подвергли пыткам, чтобы получить показания о зачинщиках бунта. 

Хумайда Хайдаева этапировали в иркутский СИЗО-1. Там, по его словам, для прибывших  выстроили «живой коридор» и заставили пробежать по нему. Люди, стоявшие в «коридоре» наносили новоприбывшим удары руками, ногами и резиновыми палками. Затем Хайдаева поместили в камеру с «активистами». Те избивали его, подвесив за руки и за ноги между кроватей и причиняли ожоги раскаленной металлической ложкой. Указания о применении пыток, как настаивает заявитель, давали сотрудники СИЗО, а «активисты» были только исполнителями.

Позже врачи зафиксировали у Хайдаева переломы пальцев левой стопы и правой кисти, а также множественные кровоподтеки, ссадины и ушибы. В настоящий момент Хумайд является одним из основных обвиняемых по делу о бунте в ангарской колонии. 

В мае Хайдаев обратился в Прокуратуру Иркутской области с заявлением о преступлении, которое было перенаправлено в областное управление СК и поступило в распоряжение следователей 15 июня 2021 года. Проверки по заявлению не проводилось. Оно было расценено следователем как «ходатайство». 

23 июля Кировский районный суд Иркутска признал незаконным бездействие следствия, не проверившего заявление Хумайда. Постановление было обжаловано прокуратурой и вступило в силу 13 октября. Таким образом, проверка по заявлению о пытках, которое СК получил 15 июня, началась лишь 13 октября. По результату проверки в возбуждении уголовного дела было отказано. 

«Убежден, что государство совершенно четко дало нам понять: никакого серьезного расследования по сообщению о пытках Хайдаева проводить никто не намерен, — прокомментировал ситуацию юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов. — Другие пострадавшие при аналогичных обстоятельствах становятся потерпевшими. Хумайд Хайдаев — персона нон-грата. Связано это, по моему мнению, с тем, что он — один из основных обвиняемых по так называемому бунту. Следствие попросту опасается, что если пытки будут доказаны, привлечь его станет труднее».